chief_179

Categories:

История постройки и короткой службы «Левой Ланкастерской батареи».

  Ещё до полного завершения выгрузки всего имущества осадных инженерных и артиллерийских парков и даже раньше заложения союзниками первой параллели у стен Севастополя, англичане приступили к постройке двух самых первых осадных батарей. Сама возможность постройки всего двух отдельных батарей, перед лицом многочисленной артиллерии русской крепости, базировалась на том, что их предполагалось вооружить новейшими нарезными орудиями, имевшими большую дальность прицельной стрельбы, значительно превосходящую таковую у гладкоствольных пушек противника. Оснащение осадных батарей пушками Ланкастера сделало возможным строить их на существенном удалении от русских верков, буквально на пределе досягаемости крепостных орудий неприятеля, что позволяло англичанам избежать губительного сосредоточенного огня крепостной артиллерии, который, при более близком расположении батарей к крепости, неминуемо был бы направлен на эти одинокие укрепления. В то время, как нарезные орудия, несмотря на увеличение расстояния до цели, всё ещё сохраняли свою эффективность. Интересно, что изначальной целью для двух самых первых осадных батарей служили не сооружения Севастопольской крепости, а корабли Черноморского флота, занимающие позиции на флангах той части русской оборонительной линии, против которой, после распределения зон ответственности между союзниками, должна была вести осадные работы английская армия. 

  Осадные работы против Севастополя начались в ночь с 7  на 8  октября 1854 г., с закладки осадной батареи предназначенной для двух пушек Ланкастера, предназначенной для ведения огня по русскому линейному кораблю, стоящему в верховьях Южной бухты. По английским сведениям периода осады, находящийся там военный корабль являлся 120-пуш. линейным кораблём «Двенадцать Апостолов». На самом же деле это был, несколько меньший по размерам 84-пуш. корабль «Ягудиил». Линкор, под командованием капитана 1-го ранга П. И. Кислинского, занимал эту позицию, по распоряжению начальника штаба ЧФ вице-адмирала В. А. Корнилова с 5 октября 1854 г. Целью, размещение в этом месте линейного корабля, являлась оборона Перысыпи, по которой осуществлялась сухопутное сообщение между Городской и Корабельной сторонами Севастополя, а так же обстрел выходов из Сарандинакиной и Лабораторной балок. Для ведения боя линкор поставили к Пересыпи левым бортом, кормой соответственно к дороге, ведущей к Морскому госпиталю. Так же на «Ягудииле», в виду предстоящего боя с осадной артиллерий, были приняты меры к повышению живучести корабля, в частности, мешками с землёй была блиндирована крюйт-камера. 

  Самая первая из массы осадных батарей, которые будут возведены союзниками в течение последующих более чем года боевых операций у стен Севастополя, получила название «Левая Ланкастерская батарея» («Left Lancaster battery»). Место, выбранное английскими инженерами для её постройки, находилось над северным склоном Лабораторной балки, на расстоянии примерно 300 м от казармы Инженерного ведомства, которая у союзников получила название «Караульного дома» («Piequet House»). Расстояние до русского корабля составляло 3,5 км, а до бастиона №3, ближайшего к батарее укрепления крепости, 2,5 км. Работы по заложению батареи велись под руководством капитана Craigie. Всего, в первую ночь, на строительстве было задействовано 250 пехотинцев и 16 сапёров. Ими было установлено и заполнено землёй 146 туров, кроме того, от левого фланга батареи к Лабораторной балке вывели траншею. Как отмечено в британском «Траншейном журнале», на месте строительства батареи был скальный грунт, с очень небольшим слоем мягкой земли, что вынудило использовать при строительстве приносную землю. Большая её часть была доставлена из района инженерной казармы. С наступлением дня работы на батарее продолжились. Руководил дневными работами капитана Lovell. По английским сведениям, впервые сутки, русская армия противодействия строительству не оказывала, отмечена только высылка в направлении батареи, со стороны крепости, стрелковой цепи. 

  В ночь с 8  на 9  октября на строительство «Левой Ланкастерской батареи» заступил отряд из 150 солдат и 16 сапёров (из них 8 плотники), под командованием лейтенанта de Vere. В ходе работ этого отряда к правому флангу батареи был присыпан дополнительный фас длинной 48 футов (14,5 м). Это было сделано с целью защитить батарейный двор от обзора и поражения артиллерийским огнём со стороны русских позиций на Малаховом кургане. Увеличили высоту бруствера, с помощью укладки поверх туров пяти рядов земляных мешков и улучшили траншею связывающую батарею с Лабораторной балкой. Так же были сформированы амбразуры и заложены две орудийные платформы. Амбразуры снаружи были прикрыты масками, что позволили скрытно доделывать их изнутри. 

  Днём 9 октября, на Левой и заложенной в предыдущую ночь, Правой Ланкастерских батареях, велись только незначительные работы, на которых было задействовано всего 8 сапёров, под руководством лейтенанта Graves. С наступлением же темноты инженерные работы возобновились с прежней интенсивностью. На «Левой Ланкастерской батарее» увеличили толщину бруствера и выкопали котлован для порохового погреба. В эту же ночь батарея была вооружена. На ней установили одно тяжёлое 68-фунт. орудие Ланкастера, снятое с канонерской лодки HMS «Beagle». На этом, в целом строительство этой осадной батареи было завершено. Нужно отметить, что, несмотря на то, что на батарее всё было подготовлено к установке двух орудий, вторая пушка на ней никогда не устанавливалась. Рабочая партия, задействованная в эту ночь на возведении батареи, состояла из 75 пехотинцев, 75 матросов и 8 сапёров. Командование ими осуществляли лейтенанты Neville и Greham. 

  Надо сказать, что строительство первых осадных батарей, конечно, не осталось не замеченным защитниками крепости. Однако, до начала бомбардировки, когда Ланкастерские пушки с них открыли огонь по городу, ни кто не предполагал, что это осадные батареи. Считалось, что это полевые укрепления, построенные для защиты от ударов русской полевой армии, действующей вне крепости.

Интерьер «Left Lancaster battery».

  В действие батарея вступила на рассвете 17 октября 1854 г., когда союзники начали бомбардировку Севастополя. Буквально впервые же дни, стало ясно, что с занимаемой позиции, орудие всё же не в состоянии действовать эффективно. По этой причине, в ночь с 20 на 21 октября, началось строительство новой осадной батареи, находящейся значительно ближе к городу, куда планировалось перенести пушку с Левой Ланкастерской батареи. Но, осуществить эти планы не удалось. 22 октября единственную пушку батареи разорвало. Орудие, вместе с лафетом полностью вышло из строя. 

  Что же касается линейного корабля «Ягудил», который являлся главной целью орудия с «Левой Ланкастерской батареи», то, несмотря на значительную концентрацию средств против него (креме Ланкастерской пушки , по кораблю действовало ещё около 10 орудий с других батарей), уничтожить корабль союзникам так и не удалось. Линкор, ввиду невозможности дальнейшего нахождения под огнём осадной артиллерии, 23 октября (на седьмой день после начала бомбардировки крепости) покинул стоянку в верховьях Южной бухты и оттянулся к Морскому госпиталю.

  После гибели пушки, батарея была разобрана и более не возобновлялась. Интересно, что, несмотря на то, что значительное количество стройматериалов с укрепления было вынесено ещё в период осады, «Левая Ланкастерская батарея» является одной из немногих осадных батарей союзников, следы которых, в настоящее время, всё ещё видны на местности. Хотя осталось от неё не очень много. Основную часть позиции батареи, к сожалению, засыпали землёй вовремя строительства проходящего рядом шоссе и Триумфальной арки в честь 200-летия города-героя Севастополя, но уцелел небольшой участок траншеи ведущий к Лабораторной балке. Сохранившейся фрагмент представляет собой выемку в скальном грунте, прикрытую со стороны противника бруствером. Бруствер за прошедшее время основательно размыло (сейчас он возвышается над местностью примерно на 1 м), но хорошо видно, что его ядро был сложено из камня. Несколько ниже позиции батареи, под защитой скального выступа есть выдолбленный в известняке прямоугольный котлован размерами примерно 2 м Х 3 м. Возможно это сохранившиеся остатки её порохового погреба, однако точно привязать это сооружение к батарее пока не удалось.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic