Categories:

Уничтожение Джемитейского укрепления.

  После вступления в Восточную войну Франции и Великобритании, флот Российской империи, по необъяснимой причине, укрылся в базах и даже не предпринимал попыток побороться за господство на море. Прямым следствием, того, что море без боя было отдано противнику, стала полная беззащитность российского побережья перед флотом западных держав. Прикрыть сильными группировками сухопутных войск, всю свою, огромную береговую линию, Россия естественно не могла. В результате, корабли союзников, буквально терроризировали побережье. Ниже описан один из множества эпизодов, действий крейсеров противника у русского побережья. 

HMS «Tribune».
HMS «Tribune».

  Речь идёт об атаке на Джемитейское укрепление Черноморской береговой линии. Находилось оно на узкой Бугазской косе и предназначалось для защиты Тамани от набегов горцев. Состояло укрепление из трёх каменных башен и было очень слабым. По современной классификации, укрепление, можно было бы отнести к противопартизанской фортификации и оно совершенно не было приспособлено к отражению противника вооруженного артиллерией, тем более большого калибра. Атакующей сторона была представлена тремя британскими винтовыми пароходами – фрегатами «Tribune», «Highflyer» и канонерской лодкой «Lynx».

  Довольно полная картина боя представлена донесениями с обоих сторон. Начну с русской стороны:

Из рапорта Анапского коменданта полковника Ознобишина 

начальнику Черноморской береговой линии 

вице-адмиралу Л.М. Серебрякову 

16 ноября 1854 г. 

г. Анапа 

  31 октября, в 9 часов утра, к Джемитейской косе подошли два неприятельских винтовых парохода-фрегата и одна канонерская лодка, тоже винтовая. Поравнявшись с тремя башнями, пересекающими Джемитейскую косу, они остановились в 15 саженях от берега и открыли огонь преимущественно по срединной башне бомбами, 96-фунтовыми ядрами и другими снарядами. Канонада эта с остановками продолжалась до трех часов дня и башня с одной стороны оказалась совершенно разрушенной. 

  Воинский начальник Джемитейского укрепления есаул Донского 51 полка Козин с командою из 49 человек казаков, 30 рядовых, при 1 унтере 1-го Черноморского линейного батальона и 4 артиллеристов, сделав из бывших на большой башне 2 орудий: полупудового единорога и иностранной 5,5 фунтовой пушки, 6 выстрелов, не имея к тому больше возможности, заклепал орудия и, согласно дислокации, отступил на ст. Витязеву. 

  С нашей стороны без вести пропало два человека рядовых 1-го батальона и контужено из стрелявших с башни три рядовых 1-го батальона, а фейерверкер получил зашибы каменными осколками […]. Ящик со снарядами взорван и оттого сгорели прочие артиллерийские принадлежности. Из строений сгорели 4 солдатские землянки; из казенных строений: дом воинского начальника, станционный дом и казачья казарма – остались нетронутыми. В сумерки пароходы снялись и, отплыв выше к Бугазу, остались там ночевать. По моему распоряжению подполковник Сусловский взял из разрушенной башни орудия и, оставив там казачий пост, вернулся в станицу Витязеву. На рассвете 1 ноября пароходы ушли в море. Суда были английские, о чем говорят найденные на берегу офицерские шпаги без ножен с английскими надписями, небольшой флаг и пустой деревянный ящик.

 Бомбардировка Джемитейского укрепления. Рисунок из французского журнала «L'Illustration».
Бомбардировка Джемитейского укрепления. Рисунок из французского журнала «L'Illustration».

И взгляд со стороны неприятеля:

Корабль Её Величества «Tribune»

Керченский пролив, 17 ноября 1854 г.

Сэр,

я имею честь сообщить Вам, что утром в воскресенье, 12-го числа, во время стоянки у берегов Черкесии, примерно в 10 милях к северо-западу от форта Анапа, были замечены выстрелы с большой башни Мартелло, расположенной в месте, которая контролирует прибрежную дорогу из Анапы в Керчь и которая отмечена на картах словом «Dshemetie». Корабли Ее Величества «Tribune», «Highflyer» и «Lynx» встали так близко, насколько им позволяла глубина; бросили якорь на расстоянии 900  ярдов от берега и открыли огонь по укреплению, и в короткое время вынудило гарнизон покинуть его.

Несколько моряков и морских пехотинцев были немедленно высажены и завершили уничтожение этого места огнем.

Башня, с двумя пушками, боеприпасами и т. д., был взорван под руководством кэптена Moore с корабля Ее Величества «Highflyer», и я с сожалением должен добавить, что при исполнении этого действия офицер был легко ранен, а лейтенант M. E. Smithett с корабля Ее Величества «Tribune» был тяжело ранен взрывом. Высадка прошла без проблем, но после этого прибой усилился так, что нашим лодкам было трудно вернутся к своим кораблям.

  Офицеры, которые высаживались, вели себя искусно и умело: и я хотел бы обратить ваше внимание на действия кэптена Moore, лейтенанта Luce, командующего «Lynx», лейтенанта M. E. Smithett с корабля Ее Величества под моим командованием и лейтенанта Armytage со «Highflyer», чье поведение в получении лодок через прибой было наиболее заметным.

S. T. Carnegie

Кэптен.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic