chief_179

Categories:

Оборонительная казарма бастиона №1 Севастопольской крепости.

  История оборонительной казармы бастиона №1, одного из немногих долговременных сооружений сухопутного фронта Севастопольской крепости, периода знаменитой осады 1854-55 г., дошедшее до нашего времени, берёт начало в 1834 г. Именно в этом году, император Николай I утвердил новый план сухопутного фронта Севастопольской крепости, разработанный инженер-полковником К. И. Бюрно. Согласно данному плану, Южная сторона города должна была быть защищена оборонительной линией состоявшей из семи бастионов, связанных между собой каменной оборонительной стенкой. Фланги оборонительной линии опирались на Большую Севастопольскую бухту. 

Фрагмент карты Севастопольской крепости из «Атласа крепостей Российской империи». На плане зафиксировано состояние Севастопольской крепости к 1 сентября 1854 г. Жёлтым показана линия предполагавшихся к постройке укреплений проекта 1837 г. Красным обозначены сооружения уже построенные к сентябрю 1854 г. и временные укрепления военного времени, возведенные к этому моменту. Красная стрелка показывает место, где первоначально, по проекту 1834  г., должен был находиться бастион №1
Фрагмент карты Севастопольской крепости из «Атласа крепостей Российской империи». На плане зафиксировано состояние Севастопольской крепости к 1 сентября 1854 г. Жёлтым показана линия предполагавшихся к постройке укреплений проекта 1837 г. Красным обозначены сооружения уже построенные к сентябрю 1854 г. и временные укрепления военного времени, возведенные к этому моменту. Красная стрелка показывает место, где первоначально, по проекту 1834 г., должен был находиться бастион №1

  По проекту 1834 г., строительство бастиона №1 намечалось над западным склоном Ушаковой балки, но работы на этом месте начать так и не успели. Дело в том, что в 1837 г. Севастополь с инспекцией посетил Николай I. Будучи до восшествия на престол главой Инженерного департамента Военного ведомства, император сохранил повышенный интерес к фортификации и очень внимательно следил за ходом строительства крепостей в России. По этой причине, прибыв в Севастополь, он лично осмотрел местность на линии предполагавшихся к постройке укреплений сухопутного фронта крепости и по результатам осмотра, повелел внести значительные корректировки в первоначальный проект. В частности, император обратил внимание на то, что место для постройки бастиона №1 выбрано очень неудачно и приказал перенести будущий бастион к Килен-бухте. В том же 1837 г. необходимые изменения в план сухопутной обороны города были внесены и утверждены царём. По измененному плану укрепление надлежало возвести на полкилометра восточнее, на высоте между Килен-бухтой и Ушаковой балкой. О преимуществах нового места в одном из описаний сказано следующее: «Килен-бухта представляла для него естественный водяной ров большой глубины, а лежащая сзади него Ушакова балка хорошее укрытие для резерва». Кроме того, тогда же был добавлен ещё один бастион (на Малаховом кургане) и перенесён на другое место бастион №2. Так же, в измененном плане, «бастион №1» и «бастион №2» переименовывались соответственно в «полигон №1» и «полигон №2», а новый бастион на Малаховом кургане стал называться «бастион №2». Правда, следует отметить, что к началу Крымской войны на кургане так ни чего и не построили, а полигоны снова стал именоваться бастионами.

  По проекту 1834/37 г. земляные бастионы и полигоны с горжи замыкались каменными оборонительными казармами. Исключение составлял только бастион №7, где её строительство не предусматривалось. Казармы предназначались для постоянного проживания гарнизона бастионов, а так же должны были служить редюитом для внутренней обороны укреплений. Проект типовой казармы для бастионов Севастопольской крепости был Высочайше утверждён в апреле 1835 г.

   Однако, несмотря на утверждённые планы, строительство укреплений сухопутного фронта крепости фактически началось только через пятнадцать лет. Практически все средства, выделяемые государством на фортификационное строительство в Севастополе, направлялись на возведение береговых батарей приморского фронта крепости. Незначительные по объёму работы, на местах будущих бастионов, несколько раз прерывались личными приказами Николая I, желавшего, что бы в первую очередь завершилось строительство береговых батарей. По этой причине, к строительству укреплений вокруг города, фактически приступили только с 1850 г., когда стали высвобождаться рабочие, которые ранее были заняты на возведении казематированых приморских батарей.

  Оборонительная казарма в полигоне бастиона №1 была построена в течение строительного сезона 1851 г., силами Инженерного департамента Военного ведомства. Помимо казармы для бастиона №1, к началу Крымской войны в крепости успели возвести еще две аналогичные постройки, на месте будущих бастионов №5 и №6. Уже в ходе войны, вместо казармы, на Малаховом кургане построили каменную трехъярусную оборонительную башню, а на других бастионах к работам по строительству казарм даже и не приступали.

  Вновь построенная оборонительная казарма представляла собой капитальное каменное одноярусное строение с подвалом. В плане сооружение имеет крестообразное начертание, из-за чего, кстати, французы, которые вели осадные работы против этой части крепости, так и называли казарму бастиона №1 – «de la Maison en Croix». Постройка состоит из жилой части и пристроенных к ней полубашни и капонира. 

 Казарма построена по технологии, которая применялась для возведения всех каменных оборонительных сооружений Севастопольской крепости середины XIX века. Кладка её стен, трёхслойная, двух лицевая, на известковом растворе. Лицевые поверхности выводились из правильных рядов хорошо отесанного камня, с соблюдением правил перевязки. Подгонка камня тщательная, с незначительными зазорами, швы очень тонкие. Слой внутренний кладки, между лицевыми поверхностями, состоял из плотно подогнанного разномерного бута.

   Для строительства использовался местный известняковый камень, из располагавшихся непосредственно рядом со строительством каменоломен.

   Толщина всех наружных стен казармы, как напольных, так и горжевых составляет 3,5 фута (1,07 м) и согласно расчетам они должны были противостоять огню полевых орудий калибром до 12-фунт. включительно. Внутренние поперечные стены, на которые опираются своды, имеют толщину 3 фута (0,91 м). Сами своды сооружения выполнены толщиной 2,5 фута (0,76 м). Поверх каменных сводов была сделана двускатная земляная обсыпка, предназначавшаяся для смягчения ударного действия мортирных бомб.

  Необходимо отметь, что защитные толщи, принятые для севастопольских оборонительных казарм не соответствовали нормам, принятым в тот момент в Российской империи для долговременных казематированых сооружений и не могли обеспечить эти сооружения от огня осадной артиллерии. В соответствии с действовавшими тогда наставлениями «лицевые стены казематов делаются в 5 (1,52 м) и не более 8 (2,44 м) футов толстоты», а своды должны были иметь не менее 3 футов (0,91 м) толщины. Даже оборонительные стены связывающие бастионы имели большую толщину, чем стены казарм (4,5 фута)! Первым же и единственным сооружением способным выдержать огонь осадной артиллерии на сухопутном фронте, стала построенная уже в ходе войны, оборонительная башня на Малаховом кургане. Подобная ситуация явилась, следствием противодесантной направленности сухопутного фронта Севастопольской крепости. А у небольших десантных партий противника появления осадных орудий не ожидалось. Исправлять этот недостаток спешно пришлось уже в ходе обороны города. 

  Казарма, как впрочем и все каменные оборонительные сооружения того периода была хорошо декорирована. Украшены углы казармы, декоративное оформление в виде каменных наличников имеют все оконные и дверные проёмы, а так же орудийные амбразуры и наружные бойницы. Оформление бойниц и амбразур стандартное, единое для всех казематированых сооружений Севастопольской крепости.

  Для предотвращения обвала покрытия, в случаи обрушения от огня неприятеля лицевых стен, своды казармы выполнены с опорой только на поперечные стены. Этими же стенами внутренние пространство постройки разделялось на отдельные казематы. По два крайних каземата в крыльях жилой части казармы, служили для проживания офицеров, там же располагались кухни. Помещения для нижних чинов находились в центральной части казармы и частично в капонире и полубашне. Между собой казематы для нижних чинов связывались посредством сквозного прохода устроенного в центре поперечных стен и образующего анфиладу. При этом, по действовавшим в то время нормам, офицерские помещения отделялись от солдатских глухой стеной и попасть в них можно было только снаружи. В каждом каземате жилой части казармы имелось по три ружейные бойницы в напольной стене и два больших окна в тыльной стене, служащих для освещения и вентиляции. Кроме того, окна имелись и в торцах казармы, в офицерских комнатах и кухнях, по два окна в правом и в левом торце. Так же четыре окна располагались в тыльной стене горжевого капонира, по два в каждом орудийном каземате. Входы в сооружение находились в торцах левого и правого крыльев жилой части, в тыльной стене горжевого капонира, и в напольной стене казармы, по бокам от полубашни. Входы выполнены в виде арочных проёмов и закрывались деревянными дверьми. Интересно была решена защита входов на напольной стене сооружения. Если проходы, расположенные в торце и тыльной стене укрепления сразу ведут в жилые помещения, то здесь атакующий, если ворвётся в дверь, сначала попадёт в небольшой тамбур, который простреливается из трёх специально устроенных для этого ружейных бойниц. 

  Под оконечностями жилой части казармы расположены пороховые погреба. Здесь должны были размещаться боеприпасы как для вооружения казармы и её гарнизона, так и для орудий бастиона №1. Погреба представляют собой группы из двух прямоугольных, в плане казематов связанных между собой небольшим узким проходом. Толщина окружающих из стен 1,52-1,83 м., покрытие каменное, сводчатое. По проекту оба погреба должны были находиться под землёй, но в виду того, что казарма построена поперёк довольно крутого склона, погреб под левым флангом казармы удалось заглубить в землю только лишь наполовину. В последующем стены погреба должны были засыпать, во время выравнивания площадки под бастион. Но этого так и не сделали, в результате чего один из погребов образовал под левым крылом казармы не предусмотренный в типовом проекте цокольный этаж.

Одна из камер порохового погреба находящегося под левым крылом казармы.
Одна из камер порохового погреба находящегося под левым крылом казармы.
Переход между камерами погреба.
Переход между камерами погреба.

  Всего оборонительная казарма имела 22 жилых и 12 нежилых помещений.

  Для ведения боя в казарме имелось 11 орудийных амбразур и 48 ружейных бойниц. Все ружейные бойницы сооружения предназначались для ведения огня только одним стрелком. По 14 находились в напольных стенах крыльев казармы, справа и слева от полубашни и предназначались они для внутренней обороны бастиона. Из них по 12 бойниц были оборудованы в жилых казематах (по три на каземат), а еще по две находились в наружной стене входных тамбуров. Сами тамбуры и входные проёмы, как уже писалось выше, простреливались огнём из 3 бойниц каждый. 4 из этих 6 бойниц, выполнены косыми, остальные ружейные бойницы тамбура, как впрочем, и всей казармы прямые. В полубашне было устроено 7 орудийных амбразур и 14 ружейных бойниц. Поперечными стенами она была разделена на небольшие отдельные казематы, каждый для одного орудия. Помимо орудийной амбразуры в каждом каземате имеется также две ружейные бойницы, расположенные по бокам от орудийных амбразур. Все бойницы и амбразуры полубашни предназначались для внутренней обороны территории бастиона, т. е. для поражения противника в случае, если последнему удастся проникнуть вовнутрь укрепления. В отличие от полубашни конструкция орудийных казематов в горжевом капонире предусматривала установку рядом сразу двух пушек, а ружейные бойницы отсутствовали. Орудия из этого капонира должны были защищать бастион с тыла, а так же фланкирующим огнём, обеспечивать внутреннею оборону участков оборонительной линии (куртины) связывающей бастионы №1 и №2 и идущей от бастиона №1 к берегу бухты.

Ружейная бойница
Ружейная бойница
Напольная стена жилого каземата. Если присмотреться, то можно увидеть три замурованные ружейные бойницы.
Напольная стена жилого каземата. Если присмотреться, то можно увидеть три замурованные ружейные бойницы.

  Орудийные амбразуры были снабжены двумя вмурованными в стены рымами, предназначенными для крепления пушечных брюков. Для облегчения работы по установке и ремонту лафетов и пушек в сводах над орудийными позициями закреплялись железные крючья. В предназначенных для одного орудия казематах полубашни крюк был над каждой пушкой, а в горжевом капонире один крюк на два орудия. Для удаления порохового дыма из казематов над всеми амбразурами напольного капонира имелись специальные отдушины. Следует отметить, что условия для работы артиллеристов в горжевом капонире были несравненно лучше, чем в полубашне, так как для вентиляции его орудийных казематов служили ещё и большие окна (по два в каждом каземате). Артиллерийское вооружение в казарме до середины 1854 г. отсутствовало.

  Согласно проекту казарма была рассчитана на постоянное проживание гарнизона бастиона из 4 обер-офицеров и 250 нижних чинов, но опыт осады 1854-55 г. показал, что в оборонительных казармах бастионов одновременно может размещаться по 500 и более человек. Для сна нижних чинов вдоль стен казематов устанавливались одноярусные деревянные нары. В отличие от современных казарм солдаты в то время не имели индивидуальных спальных мест и размешались на нарах рядами. Количество мест определялась из расчёта три человека на погонную сажень нар. 

  Отопление помещений производилось посредством комнатных цилиндрических комнатных печей. Такие печи, широко применявшиеся в русских воинских зданиях середины XIX века, представляли собой кирпичные массивы, цилиндрической формы диаметром 0,7-1,3 м, снаружи зашитые гладким или гофрированным железом. По типовому проекту в каждой казарме планировалась установка 14 таких печей. Еще две специальные печи, служащие для приготовления пищи, имелись в кухнях на флангах казармы.

  Для защиты от проникновения влаги, над сводами казармы возвели двускатную кровлю. Предполагалось, что это мера на период мирного времени, но крышу полностью не разобрали и после начала войны. На фотографии, которую сделал английский фотограф Д. Робертсон, в период осады Севастополя, всё ещё можно рассмотреть её остатки. 

  15 октября 1853 г. Россия объявила войну Турции, началась война, впоследствии получившая название Крымской. Оборонительная казарма на месте бастиона №1, к этому моменту, была фактически единственным оборонительным сооружением сухопутного фронта Севастопольской крепости на Корабельной стороне города. Первое время после начала войны казарма была безоружной, но после того как угроза высадки неприятеля в Крыму стала реальной, там установили девять ½-пуд. крепостных единорогов. Четыре орудия разместили в горжевом капонире и пять в полубашне. Единороги установили на морских четырёх колёсных станках, на крепостных настильных платформах с поворотным брусом. Этот состав артиллерийского вооружения казармы будет сохраняться на протяжении почти всего периода осады Севастополя. 

  Так как в начале обороны города укреплений перед казармой практически не было, то два из девяти её единорогов могли действовать по впереди лежащей местности. В ходе осады, по мере роста профилей укреплений вокруг казармы, они утратили эту возможность и далее, как и её другие орудия, использовались только для внутренней обороны прилегающего к казарме участка русской позиции.

  К моменту высадки союзников в Крыму сам бастион №1 так и не был построен, да и вообще какие либо оборонительные сооружения вокруг казармы отсутствовали. Возведения укреплений на месте бастиона началось только 10 сентября 1854 г., через неделю после появления неприятеля в Крыму. 

  Организационно оборонительная казарма для бастиона №1 и окружающие её укрепления последовательно входили сначала в состав оборонительной дистанции контр-адмирала Н. М. Вукотича 2-го, а затем в состав 3-го, 4-го и 5-го отделений оборонительной линии крепости соответственно. После образования 25 мая 1855 г. 5-го отделения и до самого падения города, в казарме размещался штаб начальника этого отделения. 

  Находящаяся на значительном удалении от неприятеля, казарма благополучно пережила три первых бомбардировки города. Ситуация резко изменилась после захвата французами, в ходе сражения 26 мая 1855 г., русских конт-апрошных позиций на Килен-балочных высотах. Новые неприятельские осадные батареи появились уже на противоположном берегу Килен-бухты, на расстоянии всего 700-1000 м от казармы. Для противодействия вновь возводимым осадным батареям противника, перед казармой спешно построили батарею №107 («Парижская»). Вместе с уже имевшейся «батареей на месте 1-го бастиона» они образовали фасы нового укрепления, которое стало называться бастионом №1. Редюитом и правым фланком которому служила оборонительная казарма. Стены и своды казармы спешно усилили дополнительной земляной обсыпкой.

  5 июня 1855 г. союзники открыли четвертую бомбардировку Севастополя. В течение этого дня казарма получила значительные повреждения от огня тяжелых французских осадных орудий. Стены сооружения, совершенно не предназначенные для противостояния огню 32-68-фунт. пушек были пробиты в нескольких местах. Наиболее пострадали, правое крыло жилой части казармы и полубашня. По результатам первого серьёзного обстрела казармы, что бы обезопасить её стены пришлось значительно увеличить толщину их земляной обсыпки. С целью усиления слабого покрытия, на высоте пят сводов был устроен дощатый потолок, опирающийся на толстые брёвна, а образовавшееся пространство между ним и каменными сводами казармы заполнили плотно уложенными камнями. Для противодействия неприятельскому огню с Зеленого холма, который поражал её с тыла, спешно насыпали траверсы необходимые для обеспечения безопасного выхода из казармы и защиты окон в её горжевой стене, так как вражеские снаряды стали через них проникать во внутренние помещения.

  В июле 1855 г. в связи недостатком в крепости тяжелых орудий был разоружён горжевой капонир казармы. Снятые с него ½-пуд. единороги использовали для усиления вооружения батареи №107.

  27 августа 1855 г. неприятель предпринял второй штурм города. В ходе сражения французам удалось захватить и удержать Малахов курган, ключевую точку оборонительной линии на Корабельной стороне. В результате этого, русское командование приняло решение оставить Южную сторону Севастополя. Перед отходом войскам было приказано взорвать укрепления, что частично, и было исполнено. В частности, например, взорвали две других имевшихся в крепости оборонительные казармы бастионов №5 и №6. Казарме бастиона №1 вероятно удалось уцелеть только по тому, что после штурма в неё снесли большое количество раненых оставшихся после сражения, как русских, так и французов. В виду того, что впервые часы после штурма шла активная подготовка к контратаке имевшей целью отбить Малахов курган, войскам 4-го и 5-го отделений оборонительной линии было запрещено оставлять свои позиции, даже для выноса раненных на тыловые перевязочные пункты. В результате, предшествовавшей штурму, шестой бомбардировки города большая часть укрытий на 5 дистанции оборонительной линии была или уничтожена или сильно повреждена. На бастионе №2, например, не осталось ни одного целого блиндажа, куда можно было бы снести раненых. Именно по этой причине, значительное количество раненых собрали в ближайшем целом укрытие на поле боя - казарме бастиона №1. А когда же пришел приказ о спешной эвакуации на Северную сторону, оказалось, что ни средств, ни времени для отправки раненных через бухту нет, и их пришлось оставить на милость победителя. 

  После занятия Южной стороны Севастополя, в казарме бастиона №1 обосновались французы. На месте бастиона они возвели  осадную батарею №3. Её вооружение состояло из 6 32-см мортир и предназначалась она для обстрела Северной стороны города. Покидая город после подписания мирного договора, союзники к счастью не стали разрушать казарму. 

  После Крымской войны оборонительная казарма полностью утратила своё боевое значение, но до революции 1917 г. она оставалась в ведении Военного ведомства. Так, например в 1871 г., в ней размещались лаборатории 49-го Брестского и 50-го Белостокского пехотных полков 13-й пехотной дивизии, стоявших гарнизоном в Севастополе. Казарма была отремонтирована от боевых повреждений в конце XIX века. В ходе ремонта после Крымской войны бойницы и амбразуры в разрушенном в ходе четвёртой бомбардировки правом крыле жилой части казармы и частично в полубашне не восстанавливались. В советское время она использовалась, как хозяйственное строение и в этом качестве прибывает и в настоящее время. К сожалению, в казарме производились перепланировки помещений и её обнесли многочисленными пристройками, сильно исказившими исторический облик сооружения.

Ниже можно посмотреть галерею со снимками казармы.

План казармы с указанием мест съемки.
План казармы с указанием мест съемки.
Полубашня
Полубашня
Горжевой капонир.
Горжевой капонир.
Окна жилых казематов в горжевой стене.
Окна жилых казематов в горжевой стене.
Орудийные амбразуры горжевого капонира.
Орудийные амбразуры горжевого капонира.
Окна жилого каземата в горжевой стене.
Окна жилого каземата в горжевой стене.
Вид на горжевой капонир.
Вид на горжевой капонир.
Орудийные амбразуры горжевого капонира.
Орудийные амбразуры горжевого капонира.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic