chief_179

Categories:

О появлении отечественных бронебойных снарядов.

  Хотя данная тема несколько выходит за хронологические рамки Крымской войны, историей которой я занимаюсь, однако появление первых отечественных бронебойных снарядов, затрагивает её напрямую. В ходе этого конфликта и предшествующего ему периода, в боекомплекте русских крепостных бомбовых пушек ядра полностью отсутствовали. По-видимому, имеющиеся в наличии мощные 3-пуд. бомбы представлялись сухопутным артиллеристам, несомненно, более эффективным, в сравнение с ядрами, средством борьбы со всеми вероятными целями (в особенности конечно с построенными из дерева кораблями), и по этой причине не было необходимости в наличии на вооружении сплошных снарядов. Хотя сама возможность снабжения бомбовых пушек ядрами не выглядела чем-то необычным и уже была опробовано русскими артиллеристами на практике. Речь идёт о 68-фунт. и 10-дм. бомбовых орудиях состоявших на вооружении Черноморского флота (На вооружении Балтийского флота находились другие типы бомбических орудий. Для него выпускались 2-пуд. и 1½-пуд. бомбовые пушки, и в их боекомплекте ядра отсутствовали), которые были обильно снабжены ядрами. Так, по состоянию на 16 января 1853 г. только в портах хранилось 1391 шт. 10-дм. и 21236 шт. 68-фунт. ядер. Эти снаряды активно применялись флотом в боях, начавшейся войны, как на море, так и на суше. Причём помимо сплошных, в морской артиллерии имелись и облегченные, пустотелые ядра.

Французские бронированные плавающие батареи «Dévastation», «Tonnante» и  «Lave» во время атаки крепости Кинбурн.
Французские бронированные плавающие батареи «Dévastation», «Tonnante» и «Lave» во время атаки крепости Кинбурн.

  Всё изменилось в след появлением во флотах Англии и Франции первых бронированных кораблей и особенно после их успешного применения 6 октября 1855 г., во время бомбардировки  русской крепости Кинбурн. В составе союзной корабельной группировки, действующей в этот день против крепости, находились три французские бронированные плавающие батареи - «Dévastation», «Tonnante» и  «Lave» (В операции должны были принять участие также и английские бронированные плавающие батареи HMS «Meteor» и HMS «Glatton», но они задержались в пути и прибыли к крепости только 13 октября 1855 г., уже после её падения). В ходе боя русским артиллеристам удалось добиться нескольких десятков попаданий в эти корабли, не причинивших батареям никакого существенного вреда. Одним из результатов, увенчавшегося несомненным успехом боевого дебюта первых броненосцев, стало осознание русским командованием того, что даже самые мощные береговые орудия Российской империи оказались полностью бессильны перед лицом новоявленной угрозы. Так, бомбы, их основной снаряд, при ударе о бронеплиты просто раскалывались, не нанося вражеским кораблям ни какого урона. Стало очевидно, что для береговой артиллерии срочно необходим бронебойный боеприпас.

  Для противодействия новой опасности, было решено ввести к 3-пуд. пушкам ядра, которые должны были служить специально для действия «…против пловучих батарей, обитых железными досками…». Для определения условий стрельбы из крепостных бомбовых пушек ядрами, в мае 1856  г., т. е. через два месяца после того как уже окончилась война, были назначены соответствующие испытания. Опыты с 3-пуд. пушкой чертежа 1849 г. происходили на полигоне Волково поле под Санкт-Петербургом, а над более старым орудием об. 1838 г. на Варшавском учебном полигоне. Для проведения этих работ приказали отлить 800 шт. 3-пуд. ядер, по 400 шт. для каждого полигона. Итогом исследовательских работ стало распоряжение генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича от 7 апреля 1859 г., в котором говорилось: «…предоставить Артиллерийскому департаменту сделать распоряжение о снабжении ядрами находящихся в приморских крепостях и укреплениях бомбовых 3-х пуд. пушек, объявляю о том по артиллерии…». Интересно, что Высочайшее решение о принятие на вооружение ядер к 3-пуд. орудиям «…для стрельбы противу неприятельских обшитых железными кованными плитами пловучих батарей…» и утверждение чертежа нового снаряда последовало тремя месяцами позже этого приказа - 5 июля 1859 г. 

  Принятые на вооружение ядра были сплошными и отливались из обыкновенного чугуна. Для переноски они снабжались утопленными железными ушками. Вес снаряда составлял 175 фунт. (79,37 кг.).  Для стрельбы ими к орудиям был назначен удлиненный пороховой заряд весом 14 фунт. (6,35 кг.) «…вместо принятого для стрельбы из бомбовых пушек бомбами заряда в 16 фунтов, дабы разрушительное действие пороховых газов на орудие, при стрельбе ядрами, весящими более 4-хъ пудов, не превосходило разрушительнаго действия при стрельбе бомбами…». При заряжании ядром орудий конструкции 1849 г. предписывалось использовать шпигль, у орудий же об. 1838 г. из-за особенности строения зарядной каморы его не применяли. 

  В завершении рассказа о ядрах, следует сказать, что первая попытка снабдить 3-пуд. бомбовые пушки бронебойными снарядами в целом оказалась не совсем удачной. Как показала практика, ядра из обыкновенного чугуна, подобно бомбам, так же имели тенденцию раскалываться при ударе о бронеплиты. Вследствие этого, были предприняты действия с целью заменить их новыми, более эффективными снарядами, отливаемыми из закаленного чугуна и стали. Но описание этого процесса уже совсем не связанно с Крымской войной и по этой причине рассматриваться далее не будет.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic