chief_179

Categories:

О судьбе тендеров Черноморского флота «Струя» и «Нырок».

  Продолжение цикла материалов, посвященных судьбам кораблей Черноморского флота и Отдельного Кавказского корпуса, находившимся во время Крымской войны в Азовском море и Керченском проливе. Сегодня речь пойдёт о тендерах «Струя» и «Нырок», судьбы которых, по воле случая, оказались связанны.

Предыдущие материалы по теме:

О судьбе шхуны Черноморского флота «Гонец».

О судьбе лоц-судна «Астролябия».

Картинка для привлечения внимания - тендер «Луч». В принципе, так же выглядели и другие тендеры Черноморского флота:

  В начале рассказа, традиционно несколько слов про корабли, о судьбе которых пойдёт речь дальше.

Тендер «Нырок». Построен в Севастопольском адмиралтействе. Строитель полковник Прокофьев. Заложен 22 октября 1838 г., спущен на воду 3 июля 1839 г. 

Размерения: дина по гон-деку - 61 ф. 4 д.; по килю - 52 ф. 0 д.; ширина без обшивки у брейтлейна - 21 ф. 7 д.; глубина от киля до верхней кромки гондек-бимса - 10 ф. 6 д.; осадка в полном грузу ахтерштевнем  - 13 ф. 1 д.; осадка в полном грузу форштевнем - 7 ф. 3 д.

Тендер «Струя». Построен в Николаевском адмиралтействе. Строитель капитан Иванов. Заложен 12 сентября 1834  г., спущен на воду 4 июня 1835 г.

Размерения: дина по гон-деку - 70 ф. 2 д.; по килю - 59 ф. 5 д.; ширина без обшивки у брейтлейна - 24 ф. 0 д.; глубина от киля до верхней кромки гондек-бимса - 12 ф. 9 д.; осадка в полном грузу ахтерштевнем  - 14 ф. 6 д.; осадка в полном грузу форштевнем - 7 ф. 11 д.

Вооружение кораблей по состоянию на 1853 г.:

«Струя» - 8 чугунных 8-фунт. карронад и 1 чугунный 1-фунт. фальконет.

«Нырок» - 2 чугунные 3-фунт. пушки и 8 чугунных 8-фунт. карронад.

  К началу Крымской войны, оба корабля использовались только для несения брандвахтенной службы. «Струя» занимал пост в Бердянске, а «Нырок» в Еникале. В дальнейшем, вплоть до конца компании 1854 г., тендеры продолжали служили в качестве брандвахтенных судов в Керченском проливе. В Черное море они не выходили, в боевых действиях участия не принимали.

Дальнейшая их история, содержит несколько моментов, которые всё же, надо будет ещё уточнить. Поделюсь тем, что же мне удалось выяснить к настоящему времени. Итак, на зимовку, оба тендера, остались в Керчи. Их техническое состояние, к февралю 1855 г, было удовлетворительным. В частности, в еженедельных донесениях командующего отрядом контр-адмирала Вульфа, о ходе дел во вверенном ему отряде, по этому поводу сообщается следующее:

12 февраля 1855  г. - «Имеют незначительные исправления которые в скором времени будут окончены».

17 февраля 1855  г. – «К исправлению незначительных худостей, работа производится и будет окончена в скором времени».

Численность личного состава кораблей, по состоянию на 24 февраля 1855 г.:

«Струя» – ластовых экипажей унтер офицеров 1, матросов 11 и нестроевых унтер-офицеров 2.

«Нырок» - флотских экипажей 1 матрос, ластовых экипажей унтер-офицеров 2, матросов 15 и нестроевых унтер-офицеров 1 (1 рядовой в госпитале).

  Однако, уже в следующем еженедельном донесении, от 3 марта, а так же во всех последующих (вплоть до мая), экипажи тендеров в списках команд действующих кораблей, числившихся в отряде, уже отсутствуют. Касательно окончания ремонтов ведущихся на «Струе» и «Нырке», в рапорте говорится, что «Суда эти должны быть затоплены на Еникольском фарватере по этому исправления прекращены». Здесь, собственно и есть тот момент истории тендеров, который требует уточнения. Дело в том, что следующий найденный мною, по этой теме документ, сообщает, что главнокомандующий Южной армии князь Горчаков даёт своё разрешение на то, что бы использовать оба тендера для заграждения фарватера у Еникале. Данное распоряжение (№896) относится к 10 апреля 1855 г. Соответственно, судьба тендеров была решена не в начале марта, как об этом говорится в рапорте адмирала Вульфа («…должны быть затоплены на Еникольском фарватере…») а только в начале апреля. Я предполагаю, что идея использовать старые («Струя», например, отслужил без малого 20 лет, в то время, очень много для небольшого деревянного корабля) и в целом утратившие боевое значение корабли, для создания преграды, исходила от местного руководства, находившегося в Керчи и это предложение, ещё в течение месяца ожидало решения со стороны верховного командования. 

 О разрешении затопить тендеры, командующий отрядом черноморских и кавказских судов, узнал уже 15 апреля, однако, использовать корабли по плану всё же не удалось. Какое-то время потребовалось для разукомплектования тендеров, а затем вмешалась погода, не позволявшая на протяжении почти двух недель, поводить операции по заграждению пролива кораблями. В результате, к началу вторжения союзников в зону Керченского пролива, «Струя» и «Нырок» всё ещё находились на рейде у Еникале. Здесь, собственно, при отступлении их и затопили.

  В завершении истории тендеров, можно упомянуть и ещё один интересный факт. Как показывают документы, несмотря на то, что, команды «Струи» и «Нырка» исчезают из списков личного состава действующих кораблей, ещё в начале марта, они всё же не были расформированы. Причём, по найденным материалам, как целые команды они просуществовали аж до самого конца мая 1855 г., надолго пережив свои корабли. Моряки были эвакуированы кораблями в Бердянск, откуда по суше перешли в Таганрог, где влились в состав сформированного там Морского сводного батальона. Этот батальон предназначался для действий на суше, в качестве пехотного подразделения и был сформирован из команд кораблей погибших в Керченском проливе и Азовском море в мае 1855  г. Экипажи тендеров были использованы для укомплектования его 4-й ластовой роты. Кроме них, в роту вошли команды лоц-судов «Астролябия» и «Секстант», таганрогской брандвахтенной шхуны «Унылая», а также моряки «поступившие с Еникольской Баржи». Возглавил роту Корпуса флотских штурманов подпоручик Витвицкий.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic