chief_179

Categories:

О судьбе транспорта «Аккерман».

  Продолжение рассказа, на основе архивных документов, о судьбах кораблей Черноморского флота и Отдельного Кавказского корпуса, находившихся во время Крымской войны в Азовском море и Керченском проливе. На очереди парусный транспортный корабль Черноморского флота «Аккерман».

Предыдущие материалы по теме:

О судьбе тендеров Черноморского флота «Струя» и «Нырок».

О судьбе шхуны Черноморского флота «Гонец».

О судьбе лоц-судна «Астролябия».

  «Аккерман» принадлежал к числу небольших транспортов, вместимостью в 250 т., построенных в конце 40-х годов XIXвека для нужд ЧФ. Подобные корабли предназначались для обеспечения транспортных перевозок в Азовском море и на р. Дунай, однако широко использовались для плавания и по Чёрному морю. «Аккерман» построен в Севастопольском адмиралтействе. Строитель поручик Делябель. Заложен 6 октября 1846г., спущен на воду 12 ноября 1849 г. 

  Артиллерийское вооружение на 1853 г. состояло из двух чугунных 3-фунт. пушек.

  Парусное вооружение – шхуна.

  В Керчь корабль попал весной 1854 г., когда из Севастополя был отправлен отряд состоящий из транспортов «Аккерман» и «Арагва», а так же пароходов «Бердянск» и «Таганрог». Корабли везли артиллерию для вооружения береговых батарей в Феодосии и Керчи. 

  К началу компании 1855 г. транспорт находился в хорошем техническом состоянии. В частности в донесении от 1 мая 1855 г. о состоянии кораблей находящихся в Керчи и Азовском море об «Акккермане» говорится, что он ни каких исправлений не имеет. 

  Экипаж по состоянию на 9 марта 1855 г. состоял из: флотских экипажей – 4 унтер-офицера и 24 матроса, мастеровой – 1 унтер-офицер, рабочего экипажа – 1 унтер-офицер. Сверх этого, на Ак-Бурунской береговой батарее от транспорта находилось ещё 2 унтер-офицера и 20 матросов.

  10 марта 1855 г. русские военное руководство приняло решение об эвакуации из Керчи в порты Азовского моря различного ценного имущества. Для вывоза решено было задействовать транспорты «Аккерман» и «Арагва». Однако, начало эвакуации надолго затянулось, в результате чего, удалось сделать всего 1(!) рейс. Кораблём который его совершил и был транспорт «Аккерман». На борт погрузили «…цепей якорных, парусов, железа, балласта, орудий (по факту пушек среди груза не было) и других тому подобных нерасходных припасов составлявших предмет настоящего вооружения 4-х затопленных в Керченском проливе транспортов Мамай, Субаши, Цемес и Кадос, равно сервиза принадлежащего пароходам кавсказскаго ведомства, а так же некоторых вещей и из Черноморскаго запаса …». Грузовая ведомость сообщает, что помимо различного корабельного имущества транспорт принял также груз кож, морской провизии, инструментов принадлежавшего керченскому Адмиралтейству, документы, и еще массу всяких других мелочей. Для сопровождения груза на корабль был назначен командир плавучего маяка №3 прапорщик (по адмиралтейству) Алексеев. 

  «Аккерман» прибыл в Таганрог 2 мая 1855 г. И тут оказалось, что  флот не располагает в городе помещениями для хранения привезенного имущества. В результате пришлось спешно арендовать склад у местного купца (забегая вперёд, можно сказать, что все эвакуированное, было уничтожено вместе со складом, во время бомбардировки Таганрога неприятелем уже 22 мая). Поиски склада и разгрузка задержали корабль в Таганроге до момента когда силы союзников не только захватили Керчь, но и уже ворвались в Азовское море. Интересно, что было разгружено не всё из привезенного. На корабле осталось ещё 836 ½ саж. якорных цепей, которые командир транспорта сохранил в качестве балласта  для обратного рейса в Керчь. 

  Там же в Таганроге корабль и был уничтожен. Слово командиру транспорта:

Исправляющему Должность Начальника Штаба Черноморского флота и портов, Господину Вице Адмиралу и кавалеру Метлину

Командующаго бывшим 

Транспортом Аккерман

Рапорт.

Мая 20 дня 1855 года.

На таганрогском рейде.

19 числа сего месяца в 6 часов вечера стоя на якоре с вверенным мне транспортом между Черепахой и Адмиралтейством на 11 ¼ футовой глубине я заметил неприятельские пароходы из которых один огибал Петрушину косу шел по фарватеру к О-ту. Почему я вследствие словесных приказаний Г. Контр Адмирала Вульфа, «на Случай появления неприятельских судов сжечь вверенный мне транспорт» приступил к свозу команду на Берег при офицере Корпуса флотских Штурманов Г. Прапорщике Бутовским. Сам же оставаясь с Вольным штурманом Марковым и 6 Весельным ялом до 8 ½ часов на транспорте когда с приближением неприятеля приступил к сожжению Вверенного мне транспорта с имеющимися на оном секретными Сигналами Сигнальными книгами морскими картами частию морской провизии такелажа и парусов, на интрюме осталось 837. саженей  цепи кавказкаго Ведомства которые следовали в Таганрог. По свозе команды на берег с 21. числа мая прекращено офицерам производство порционных денег а нижним чинам морской провизии.

О чем Вашему Превосходительству имею честь донести.-

                                                              Лейтенант Вейсенберг.

  Во время уничтожения корабля на нём была взорвана крюйт-камера. Взрыв, а не пожар, как сказано в донесении командира транспорта, судя по всему, и нанес главные повреждения кораблю. После ухода неприятеля с остова «Акермана» сняли практически всё рангоутное дерево, которое при  обширном пожаре было бы неминуемо уничтожено. Кроме того, от корабля остались ещё и один 8-весельный баркас и один 6-вёсельный ял. Правда, гребные суда в ведомости обозначены как «порубленные».

  Команда транспорта была включен в состав сформированного в Таганроге Морского сводного батальона. Совместно с экипажами паровой шхуны «Аргонавт», а так же транспортов «Бзыб» и «Гостогай» они образовали 2-ю роту этого батальона.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic