chief_179

Categories:

Об отечественных приморских мортирах дальнего бросания.

  Роль и место мортир в системе вооружения отечественных приморских крепостей, отображена в § 11 «Правил для вооружения прибрежных приморских крепостей и укреплений» (высочайше утверждены 29 ноября 1844 г.):

«5) Мортиры размещать на такие укрепления, с которых действием оных можно: а) препятствовать неприятелю занять удобное якорное место; б) не допустить бомбардирские суда, с якоря бомбардировать гавани и города, и наконец в) ставить мортиры на внутренних укреплениях и линиях, в таких приморских крепостях, в которых, - как например в Кронштадте, - подходы к оным, или самые рейды, обстрелены отдельными передовыми укреплениями; и сие делать для того, чтобы поражать бомбами неприятеля, пришедшего на рейд, или не допустить его утвердится на передовых укреплениях, если оным овладеет».

  Как видно, одной из главных целей для мортир в береговой обороне, являлось противодействие вражеским бомбардирским судам, которые, так же были вооружены мортирами. Причём на вооружении флотов вероятных противников, ещё с начала XIX в., состояли тяжелые мортиры с очень большой дальностью стрельбы, которая значительно превосходила дальность стрельбы обычных пушек того времени. Например, в британском флоте ещё с 1810 г. имелась 13-дм. мортира имевшая дальность стрельбы в 4400 ярд. (4,02 км.). Именно против бомбардирских судов с подобными орудиями и требовались в крепостях аналогичные дальнобойные мортиры. Причём, что интересно, артиллеристы прекрасно осознавали, что точность стрельбы и на такие дистанции будет очень низкой, но средство противодействия всё же требовалось, ведь ни кто не хочет ощущать себя безнаказанно расстреливаемой жертвой. Вот, что о точности береговых мортир сообщает одно из отечественных руководств: «Навесная стрельба из мортир и других орудий, на огромныя расстояния, весьма мало действительна по число попадающих снарядов, так что разнообразие в дальностях и отклонения в стороны могут доходить до 200 саж. (т. е. более 400 м!); за то и одна бомба, случайно попавшая в военное судно навесно, имеет огромную силу удара и может быть причиною гибели судна»

Британские бомбардирские суда обстреливают Севастополь:

  Теперь, когда я пояснил, что такое приморские мортиры и зачем они собственно нужны, перейду к короткому описанию истории о том, как русские артиллеристы пытались заполучить себе такую мортиру. 

  Первый в России подход к теме дальнобойных береговых мортир произошёл в начале 30-х годов XIX в. В октябре 1834 г., высочайшем повелением, на вооружение был принят целый скоп мортир новой конструкции, как для осадной, так и для крепостной артиллерии. Среди прочих, на вооружение должны были поступить и приморские мортиры калибром 3-пуд. и 5-пуд. 

5-пуд. мортира дальнего бросания черт. 1834 г.:

    Мортиры отливались из меди. Калибр 3-пуд. мортиры  – 10,75 дм. (273 мм.), вес 60 ½-пуд. (991 кг.). Калибр 5-пуд. мортиры – 13,15 дм (334 мм.), вес 88 ½-пуд. (1449,6 кг.). 

Вот, для сравнения осадные и приморские мортиры черт. 1834  г., калибров 3-пуд. и 5-пуд., в одном масштабе (приморские сверху):

  Как видно из чертежа, приморские мортиры отличались от осадных (тоже медных), фактически только увеличенной зарядной каморой, вмещавшей большее количество пороха и соответственно увеличенной толщиной стенок в казенной части. Величина пороховых зарядов, по сравнению с осадными крепостными мортирами, значительно выросла. Так, полный заряд для 3-пуд. приморской мортиры составлял 10 фунт. (4,53 кг.) пороха, а для крепостного и осадного аналога всего 6 фунт. (2,72 кг.). Для 5-пуд. мортир эти величины составляли соответственно 15 фунт. (6,8 кг.) и 7 фунт. (3,1 кг.). Кроме того, у орудий отличаются конструкции контрфорсов усиливающих цапфы. Появление этого отличая вызвано необходимостью обеспечить осадным и крепостным мортирам большие углы склонения, для того, чтобы имелась возможность ведения настильной стрельбы. Приморские мортиры, которые должны были стрелять с постоянным углом возвышения в 45 гр., в этих ухищрениях не нуждались. Тут можно ещё добавить, что станки с неизменным углом возвышения в 45 гр. были характерны и для всех других отечественных гладкоствольных приморских мортир.

  Казалось, что проблема решена и русская артиллерия получила эффективное средство борьбы с вражеским флотом. Однако новые приморские мортиры так и не поступили в валовое производство! И если 3-пуд. канула в Лету бесследно, то 5-пуд. формально числилась по документам аж до начала Крымской войны. Хотя, и не все официальные руководства артиллерийской службы даже упоминали об её существовании. В очередную войну, Россия вступила практически без специализированных береговых мортир и на вооружении приморских крепостей состояли обычные крепостные мортиры, имевшие недостаточную дальность стрельбы. В результате этого, для противодействия дальнобойной морской артиллерии противника, пришлось в спешном порядке создавать различные типы элевационных (допускавших очень большие углы возвышения) станков и лафетов для пушек и единорогов, а также спешно разрабатывать и издавать новые таблицы стрельбы к ним.

  Нельзя сказать, что проблему не осознавали до войны. Осознавали и вели активные работы по созданию новой приморской мортиры, которые завершились, в самый разгар Крымской войны, принятием нового орудия на вооружение. 9 апреля 1855 г. последовало высочайшее повеление приступить к отливке новых 5-пуд. приморских мортир спроектированных Артиллерийским отделением Военно-ученого комитета. 

5-пуд. приморская мортира дальнего бросания черт. 1855  г.:

  Новая приморская мортира разительно отличалась от мортир черт. 1834 г. Она отливалась из чугуна, имела большую длину ствола и коническую (Гомерову), а не цилиндрическую камору. Вес полного заряда достиг 40 фунт. (18,14 кг.)! Дальность стрельбы бомбой достигала 1900 саж. (3,47 км.). В результате получилось огромное орудие-монстр, весом 328 пудов (5373 кг.), одно из самых тяжёлых в российской артиллерии того времени,  больше весело только 3-пуд. бомбовое орудие об. 1849 г. (385 пуд. или 6306 кг.)

  Несмотря на принятие решения о начале серийного производства и острой необходимости в орудиях этого типа, их выпуск так и не был начат! Артиллерийский Департамент, который только что, сам протолкнул мортиру к принятию на вооружение, был недоволен слишком большим её весом и инициировал дополнительные испытания. Прошли они полигоне Волково поле. Итог был следующий:

А) От сильного действия отдачи мортиры, связь плит каменного фундамента расстраивается, цемент крошится и отскакивает, а плиты отделяются одна от другой (параллельно с орудием испытывали и каменный фундамент под неё – прим. моё).

Б)  От действия выстрела и при откате, от трения нижних ребер станин по платформе, верхняя часть деревянной настилки платформы раздавливается.

В) Сделанныя в станке приспособления для поворачивания в стороны и накатывания мортиры на место, после выстрела оказываются, по причине огромного веса системы, недостаточно прочными.

Г) Назначенная для действия из мортиры прислуга, из одного фейерверкера и десяти рядовых, после небольшаго числа выстрелов, значительно утомляется.

и Д) Самое действие мортирой требует весьма обученной прислуги.

Данные результаты и послужили причиной отказа от выпуска 5-пуд. приморской мортиры об.1855 г. Но, при этом, сама потребность в орудиях подобного типа, ни куда не делась. Соответственно, ещё в ходе войны, начались работы по созданию альтернативной мортиры. Новая береговая мортира должна была стать гораздо легче предыдущей, для того чтобы её можно было бы без особых приспособлений надвигать и поворачивать в стороны. Калибр решено было ограничить 2-пуд. Разработку орудия поручили штабс-капитану лейб-гвардии конной артиллерии Н. В. Маиевскому.

  На Крымскую войну новая мортира естественно не успела. Высочайшее утверждение чертежа 2-пуд. приморской мортиры дальнего бросания состоялось только в сентябре 1857 г. 

2-пуд. приморская мортира дальнего бросания черт. 1857  г.:

  Мортира отливалась из меди. Калибр – 9,65 дм. (245,1 мм.), вес тела орудия – 113 пуд. (1851 кг.). Полный вес боевого заряда составлял 17 фунт. (7,71 кг.). Дальность и меткость соответствовала мортире об. 1855 г. При этом, 2-пуд. мортира вместе со станком, весела в два раза меньше чем вся система береговой мортиры 1855 г.

  На этот раз серийное производство всё же началось, но от общей судьбы отечественных гладкоствольных приморских мортир, детищу Маиевского уйти всё же не удалось.  На этот раз, виновницей быстрого свёртывания производства и ухода их со сцены оказалась техническая революция, произошедшая в мировой артиллерии в это время. Речь, конечно же, идёт о повсеместном переходе к нарезной артиллерии. На серийном выпуске мортир сказалось, как и сама необходимость дать армии, как можно быстрее и больше, новейших нарезных пушек (например, Санкт-Петербургский арсенал в 1859 г., из-за экстренных заказов на нарезные орудия не смог изготовить 18 мортир дальнего бросания со станками), так и появление в это же время значительно более совершенных 6-дм. (½-пуд.) нарезных мортир заряжаемых с дула. Но, впрочем, как говорят в известной передаче, это уже совсем другая история.

6-дм. (½-пуд.) нарезная мортира заряжаемая с дула:


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic