chief_179

Categories:

Пароход «Надежда».

  К началу Крымской войны пароходы в мире уже были не редкостью и естественно участники конфликта призывали их на военную службу. Россия здесь естественно не была исключением, пароходы гражданских ведомств и частных компаний активно привлекались для различных военных нужд. Однако, современным любителям истории об этих кораблях практически ничего не известно. Эту тему я уже один раз поднимал в материале «Крушение парохода «Вулкан»», теперь рассказ о ещё одном незаметном труженике той войны – речном пароходе «Надежда».

  Железный буксирно-пассажирский пароход английской постройки. Введён в строй в 1851 г. Первоначально назывался «Дмитрий Донской». Принадлежал пароходному товариществу «Донское». В 1852 г. плавал на р. Нева, на р. Дон пароход переведён в 1853 г. 

Размерения: длинна 165 фут. (50,29 м), ширина 13 фут. (3,96 м), осадка 7,5 фут. (2,28 м).

Главные механизмы: ПМ среднего давления. 

Мощность: 50 (35) л.с.

  Минимум с лета 1854 г. пароход под командованием поручика (впоследствии штабс-капитана) Корпуса флотских штурманов А. Ермалаева использовался на р. Дон в интересах русской военной администрации. В частности занимался буксировкой леса для строящихся на ст. Аксайской канонерских лодок Азовской гребной флотилии. В мае-июне 1855 г. корабль участвовал в работах по устройству подводных преград в Донских гирлах. 

Подробнее этот эпизод описан в очень интересной статье С. Степаненко «Донские укрепления во время Крымской войны и их роль в обороне Нижнего Дона в 1855-1856 гг.» (альманах по истории фортификации «Фортовед» №8):

«Одновременно с устройством батарей началось создание еще одного препятствия против судов неприятеля – установки якорей поперек русла Дона (в месте, где от основного русла отделяется рукав Мертвый Донец), несколько ниже по течению от артиллерийских позиций и стоящих на якорях канонерских лодок. Автором этого «здравого проекта» – «употребить якоря на преграду под батареями в самом Дону», как явствует из письма Н. В. Кукольника, был поручик А. Ермолаев, который и стал претворять его в жизнь, командуя зафрактованным пароходом «Надежда». Первое время «работа эта» продвигалась медленно – не более 6 якорей в день, но позже дело пошло более быстрыми темпами. К 20 июня «кладка якорей» была «приведена к совершенному окончанию». 

В рапорте на имя Карпова А. Ермолаев подвел итог проведенных работ. Якоря были положены «…между местом отделения от Дона реки Мертвого Донца и бугром (островком – прим. авт.), находящимся близ левого берега Дона. Между глубинами 4-х фут на расстоянии до 180 сажень, положено 45 двухлапых якорей, весом каждый от 70 до 200 пудов и 8 якорей четверолапых весом до 10 пудов. В месте положения якорей оставлено пространство в 16 сажень шириною для прохода пароходов и судов, а для запора сего пространства в случае надобности, приготовлена барка длиною в 15 сажень, на которую наложено 6-ть якорей…». В идеале желательно было затопить якоря и на глубинах менее 4-х футов – «…через бугор к левому берегу Дона», но «удобных для сего» якорей не нашлось». По окончании работ, эта оборонительная позиция была принята в ведение гребной флотилии. Удобства этой позиции казались очевидными – в случае нападения судов противника, канонерки Азовской гребной флотилии могли вести бой, имея возможность маневра на широком (до 415 саженей) участке реки, под прикрытием береговых батарей, в то время как вражеская флотилия оказалась бы задержана перед препятствием из якорей, под сосредоточенным с трех сторон артиллерийским огнем».

  После окончания боевых действий пароход возвращён владельцу.

  Впоследствии пароход был продан «Обществу Волжско-Донской железной дороги и пароходства», где под названием «Аксай» эксплуатировался минимум до 1862 г.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic