chief_179

Categories:

Оборонительная башня Малахова кургана.

  Одним из известнейших фортификационных сооружений Севастополя является каменная оборонительная башня на Малаховом кургане. Волею судьбы сооружение оказалось в самом эпицентре борьбы за крепость в 1854-55 г., при этом буквально чудом избежав полного разрушения. В дальнейшем старое укрепление активно послужило и во время второй знаменитой обороны города. Судьба снова оказалась к нему благосклонна, и башню миновали тяжёлые авиабомбы и 600 мм снаряды, которые могли поставить точку в её бурной биографии. Сейчас башня музеефицированна и является одной из немногих оборонительных построек первой обороны Севастополя дошедших до нашего времени. О судьбе это знакового для Севастополя сооружения я и попытаюсь рассказать.

Часть 1. Постройка.

  История оборонительного строительства на Малаховом кургане берет начало в 1837 г. с посещения Севастополя императором Николаем I. Будучи до восшествия на престол генерал-инспектором по инженерной части и сохранив интерес к фортификации, император живо интересовался ходом всех строительных работ на укреплениях города-крепости. Лично осматривая местность на линии предполагавшихся к постройке укреплений сухопутного фронта крепости проекта 1834 г., император обратил внимание на то, что Малахов курган, высота, господствующая над всей Корабельной стороной  города (Севастополь, расположен на берегах Большой севастопольской бухты, которая делит его на две части «Северную» и «Южную». Южная сторона города, в свою очередь, узкой и длинной Южной бухтой, так же разделена на две части – «Городскую» и «Корабельную».) находится за пределами крепостной ограды. Для ликвидации этого недостатка Николай I, распорядился включить курган в систему сухопутной обороны Севастополя и построить на нём бастион. В том же 1837 г. изменения в план сухопутной обороны города были внесены и утверждены царём.

Малахов курган представляет собой овальный в плане холм, протянувшийся с северо-запада на юго-восток на 600 м. Высота над уровнем моря 95 м. Юго-восточный склон кургана пологий, остальные, обращённые к городу, имеют значительную крутизну. Впервые, название «Малахов курган», официально появляется на генеральном плане города 1851  г. На тот момент это самая высокая точка города:

  По измененному проекту на вершине Малахова кургана намечалось построить бастион №2. Но, к сожалению, в полном объёме планы строительства оборонительных сооружений сухопутного фронта крепости, так никогда и небыли полностью осуществлены. Практически все средства, выделяемые для строительства в Севастопольской крепости, уходили на возведение укреплений её приморского фронта. Незначительные же работы, на местах будущих бастионов, несколько раз прерывались личными приказами Николая I, желавшего, что бы в первую очередь завершилось строительство береговых батарей. Фактически, к планомерному строительству сухопутных городских укреплений приступили только в 1850 г., и то, большею частью на Городской стороне Севастополя. 

Линия укреплений Городской стороны по проекту 1837 г. В центре бастион №2:

  Здесь необходимо отметить, что по планам сухопутный фронт Севастопольской крепости, предназначался для защиты города, береговых батарей и складов, от внезапных морских десантов противника или как писали в документах того время – «от диверсий». О том, что под стенами крепости появится сильная армия, с осадными орудиями, некто не мог и помыслить. Причём убеждённость в этом сохранялась у русского командования и в первые месяцы после начала Крымской войны. Именно эта, противодесантная направленность сухопутного фронта крепости и предопределила очерёдность постройки и характеристики укреплений Севастополя. С наибольшей вероятностью высадка противника ожидалась в одной из бухт расположенных к западу от города, откуда по кратчайшему пути, десант мог атаковать Городскую сторону города. Именно по этой причине именно там и развернулось самое интенсивное оборонительное строительство. Корабельная же сторона Севастополя, как пункт, наиболее удаленный от моря и поэтому наименее подверженный атакам десантных отрядов, подлежала укреплению в последнюю очередь. Проведению же работ по всей оборонительной линии, препятствовала острая нехватка в Севастополе рабочих. Другим, и не менее маловажным последствием, противодесантного характера сухопутных укреплений города, отразившимся на характеристиках его оборонительных сооружений, явилось снижение толщины стен и сводов в каменных постройках крепости. Считалось, что десантные отряды противника, в случаи атаки города с суши, не будет обладать тяжелой осадной артиллерией, поэтому защитные толщи укреплений проектировались из расчета противостояния огню только полевой артиллерии. 

  Осенью 1853 г. началась война, впоследствии получившая название Крымской. Вступление России в войну практически ни как не повлияло на планы работ на сухопутном фронте крепости. Так как высадки в Крыму крупного контингента турецких войск, при полном господстве на Чёрном море российского флота, ни кто всерьёз не опасался, поэтому вокруг города продолжили возводить только укрепления противодесантного характера. Всё так же основные усилия строителей были сосредоточенны на усилении Городской стороны Севастополя. 

  К началу войны укрепления сухопутного фронта Севастопольской крепости на Корабельной стороне прибывали ещё в зачаточном состоянии. Тут была построена только каменная оборонительная казарма для бастиона №1 и небольшими силами велись земляные работы на месте будущего бастиона №3. На Малаховом кургане не сделали вообще ни чего, более того, земля, на которой намечалось строительство бастиона, всё ещё находилась в частной собственности! 

  Первые военные появились на Малаховом кургане только в декабре 1853  г. Правда они пришли туда не для того, что бы начать возводить укрепления, а для установки телеграфного поста. Ещё осенью 1853 г. начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов приказал Командиру севастопольского Порта развернуть вокруг города сеть телеграфных постов, переназначенных для передачи сообщений от наблюдательных пунктов расположенных на морском побережье и следящих за появлением кораблей противника. Один из таких постов, согласно приказу Корнилова №397 от 5 декабря 1853 г., разместили на вершине кургана. Дежурство на телеграфе Малахова кургана возлагалась на штурманских офицеров Морского ведомства, которые должны были находиться на нём посменно. Кроме того, начальник телеграфного поста, в случае общего сбора, должен был обеспечить отправку нижних чинов проживающих в Корабельной слободке рядом с курганом, к месту их службы. 

  Но в условиях войны оставлять не укреплённой ключевую позицию Корабельной стороны Севастополя было нельзя. Решение о спешном укреплении Малахова кургана было принято на самом высоком государственном уровне. Император Николай I, помня о важном значение этой господствующей высоты, приказал срочно укрепить её. В виду того, что сплошная оборонительная линия должна была, появится здесь ещё не скоро (так, например, строительство участка между бастионами №3 и №4  планировали закончить только в апреле 1855 г.), потребовалось возвести на высоте укрепление, способное к круговой обороне. В результате обсуждения этой проблемы верховном командованием, решено было строить на кургане оборонительную башню. Но, к сожалению, финансовыми средствами для этого военное руководство в Севастополе не располагало, а укрепление кургана было насущей необходимостью. В этих условиях генерал-адмирал князь А. С. Меншиков принял решение обратиться за помощью к состоятельным жителям Севастополя.  

  На обеде устроенном в ноябре 1853 г. городской думой Севастополя в честь участников Синопского сражения, городскому голове Красильникову было передано пожелание главнокомандующего князя Меншикова о сооружении на средства горожан башни на Малаховом кургане. Красильников передал пожелание князя присутствующим на обеде городским гласным (депутата городской думы), которые горячо поддержали эту идею. Деньги необходимые на откуп земли и строительство сооружения, были довольно быстро собранны по подписке. Позже, уже в ходе строительства башни, потребовалась собрать дополнительные средства, и их так же выделили состоятельные жители города.

Проект оборонительной башни, для постройки на Малаховом кургане был выполнен капитаном Корпуса инженеров Морской строительной части Ф. А. Старченко. Постройка её на кургане должна была полностью исключить возможность использование этой командной высоты противником для обстрела города и кораблей флота на рейде. Кроме этого планировалось, что она своим огнём будет прикрывать участок оборонительной линии между бастионами №2 и №3, защищать доки и казармы Морского ведомства с юго-восточного направления, а так же вообще контролировать район Корабельной слободки. В самой ближайшей перспективе, намечалось пристройкой к башне каменной оборонительной стенки включить её в общий фронт крепостной ограды Севастополя. Из отдельно стоящего укрепления она должна была превратиться в опорный пункт ограды. По первоначальной смете стоимость сооружения исчислялась в 7000 рублей, но, несмотря на то, что в ходе строительства в первоначальный проект были внесены изменения, с целью упрощения и удешевления постройки, стоимость работ значительно возросла. Окончательная сумма, потраченная на возведение башни, составила 12500 рублей.

  Не смотря на то, что средства на строительство укрепления собрали ещё в конце 1853 г. и погодные условия в Севастополе позволяли вести строительные работы практически круглый год, постройку башни решили отложить до наступления следующего строительного сезона. 

  Возведение оборонительной башни началось только в апреле 1854 г. Сооружение заложили на юго-восточной оконечности вершины Малахова кургана, на самой его высокой точке. Строительство его велось силами Черноморского флота, в введенье которого находилось постройка укреплений на этом участке сухопутного фронта. Через два с половиной месяца строительство башни было завершено и 10 июля 1854 г., при большом стечении народа, состоялась торжественная церемония её освящения и передачи военным. Перед освящением башни князь Меншиков, в сопровождении нового городского головы Лушникова, гласных городской думы и своей свиты осматривал новое укрепление. На самом верхнем, открытом ярусе, Лушников преподнёс князю на серебреном подносе символические ключи от башни, которые Меньшиков приказал передать командиру 19-го рабочего экипажа полковнику И. А. Арцыбашеву, назначенному комендантом башни. Спустившись вниз, князь приказал дать зал из пушек башенной батареи и после этого уехал. 

  Оборонительная башня Малахова кургана, явилась последним крупным объектом, возведённом на сухопутном фронте Севастопольской крепости до момента высадки союзных войск в Крыму. В период строительства этого укрепления, за ним закрепилось неофициальное название «Малахова башня», которое, однако вскоре перекачивало и в официальные документы. 

И так, что же представляла собой Малахова башня на момент вступления в строй? 

Башня на момент завершения строительства:

  Это было сплошное (без внутреннего дворика), капитальное каменное строение, с двумя закрытыми ярусами и открытой орудийной платформой с бруствером. Подвальных помещений у башни не имелось. Сооружение имеет в плане, подковообразное начертание, с обращенной в напольную сторону закруглённой частью. Тыльные стены башни, в плане исполнены вид входящего угла. Высота постройки составляла 28 фут. (8,5 м.). В центре башни, в её самой защищенной части, располагались два пороховых погреба, по одному на каждом из закрытых ярусов. Для размещения войск и ведения огня служили широкие галереи, находящиеся между погребами и внешними стенами башни. 

Галерея первого яруса:

  В центре закруглённой части галереи первого этажа башни, был оборудован вход в потерну, которая должна была служить для сообщения башни и рва перед нею. Вход в потерну представлял собой проём в фундаменте напольной стены, шириной около 1,1  м, с ведущей к нему каменной лестницей. Вход в башню находится на уровне земли и располагался в вершине входящего угла, образованного тыльными стенами сооружения. Дверной проём выполнен в виде арки и закрывался двустворчатой деревянной дверью. Сообщение между ярусами башни закрытое, посредством каменных лестниц. 

Лестница на второй ярус:

  Напольная сторона сооружения от настильного артиллерийского огня, была частично прикрыта земляным гласисом, насыпанным от него на расстоянии 7,5 м. Он был небольшим, высота его составляла всего 1,8 м. Таким образом, гласисом башня защищалась только до уровня перекрытия ружейных бойниц нижнего яруса. Надо сказать, что конструкция гласиса была значительно упрощена. Проект предусматривал строительство гласиса высотой около 4,3 м с каменными одеждами его внутренних крутостей.

  Для ведения кругового огня на закрытых уровнях оборонительной башни имелось 77 бойниц для ведения ружейного огня, каждая предназначалась для стрельбы только одним стрелком (в терминологии XIX века – т. н. «частные бойницы»), и одна орудийная амбразура. В закруглённой части и боковых стенах её наземного яруса находились 24 бойницы, предназначенные для фронтального обстрела пространства между башней и гласисом. Прилегающая же местность и наружные отлогости гласиса получали ружейную оборону из 29 бойниц второго этажа башни. Для защиты входа в постройку и обстрела вершины кургана, служили 24 ружейные бойницы в тыльных стенах башни. Устройство тыльных стен сооружения, в вид входящего угла, в плане, обеспечило надёжную оборону площадки перед входом в сооружение перекрёстным ружейным огнём. Бойницы располагались группами по 6 штук, справа и слева от входа (всего по 12 на каждом уровне). Ружейные бойницы закрытых ярусов, трапециевидные в плане, расширяющиеся вовнутрь строения. Их поперечное сечение прямоугольное, с переменной высотой, увеличивающейся в напольную сторону. Ширина простенков между бойницами в закруглённой части и боковых стенах башни равна 1,05 м, а на тыльных стенах 0,75 м. Практически все бойницы башни прямые, но для увеличения сектора обстрела, по две крайних амбразуры, на боковых стенах каждого яруса (всего 8 штук), выполнены косыми. Единственная орудийная амбразура Малаховой башни, находилась на втором ярусе сооружения, прямо над входной дверью. Главным назначением орудия, которое должно было вести огонь через эту амбразуру, являлось поражение продольным огнём вершины Малахова кургана. К моменту завершения строительства вооружение здесь ещё установлено не было.

Ружейная бойница:

  Открытая платформа на крыше башни была окружена каменным бруствером высотой около 3 фут. (1,2 м.). При проектировании бруствера, особое внимание было обращено на уменьшение не простреливаемой зоны у основания башни. Для этого скат бруствера выполнен сильно скошенным в наружную сторону, а в толще самого бруствера прорезаны наклонные ружейные бойницы. В случаи прямой атаки на башню, эти бойницы позволяли стрелкам, находящимся на платформе, обстреливать наружную отлогость гласиса, будучи полностью укрытыми за бруствером. Здесь же, на верхнем ярусе, находилась и артиллерийская батарея башни. 

  Артиллерийское вооружение башни состояло из пяти крепостных 18-фунт. пушек установленных на высоких крепостных лафетах с поворотной платформой. Три орудия стояли в закруглённой части открытой площадки, а два других у ее боковых стен. Стрельба из них велась по верх бруствера или как говорили в то время: «через банк».

Примерно так должна была выглядеть установка орудий башенной батареи. Реконструкция моя:

 Башня была построена по технологии, характерной для всех каменных оборонительных сооружений Севастопольской крепости середины XIX века. Кладка стен, трёхслойная, двух лицевая, на известковом растворе. Слой внутренний кладки, между лицевыми поверхностями, состоял из плотно подогнанного разномерного бута. Толщина кладки стен башни составляла 5 футов (1,52 м), она была одинаковая по всему периметру сооружения и на обоих его этажах. Аналогичную толщину имеют и стены погребов на обоих ярусах. Минимальная толщина сводов помещений второго, надземного яруса, и погреба первого 0,76  м, а толщина свода галереи, наземного уровня башни, в замке составляет 0,61 м. Бруствер открытой платформы, у основания, имеет толщину 1,63 м. 

  Несмотря на то, что башня построена в военное время, её фасады были украшены каменными карнизными поясами, один из которых визуально разделял первый и второй этажи сооружения, а второй, проходит по наружному гребню бруствера её открытого яруса. Каменными наличниками, с элементами декора, оформлены и все амбразуры сооружения. Над входом в башню находился киот (ниша для иконы) - достаточно распространенный элемент в русских фортификационных постройках.

  Оценивая Малахову башню, на момент окончания её строительства, можно сказать, что это было далеко не самое удачное фортификационное сооружение. Так, например, из-за большой крутизны склонов и малого угла склонения допускаемого крепостными лафетами, батарея башни практически не могла обстреливать склоны Малахова кургана и прилегающею к самой башне местность. Так же достаточно слабой была и ружейная оборона укрепления. Атакующего высоту противника башня могла встретить только очень редким и рассеянным (из за закруглённой формы её напольной стороны) огнём, всего из 4-5 бойниц второго яруса, а так же незначительного числа стрелков с верхней платформы. Развёртыванию большого количества стрелков на платформе, препятствовало наличие на ней артиллерийской батареи с её громоздкими крепостными лафетами и многочисленной орудийной прислугой. Кроме того, в случаи если батарея башни будет вести огонь, то нахождение пехоты на её открытом ярусе становится просто невозможным. Сложный рельеф прилегающей к укреплению местности, обеспечил большое количество мёртвых зон, пользуясь которыми неприятель мог скрытно подойти непосредственно к башне или пройти миную её, непосредственно к городу. Например, дно Докового оврага, непосредственно примыкавшего к западным склонам Малахова кургана, с башни не только не простреливалось, но и не просматривалось вовсе. Касаясь мертвых зон, следует сказать, что строители башни не озаботились и ликвидацией тех неровностей рельефа, затрудняющих огонь с башни, которые можно было убрать. В результате эту работу пришлось спешно проводить уже после начала осады города. Оценивая защитные характеристики укрепления, прежде всего, следует отметить, что Малахова башня стала первой каменной оборонительной постройкой на сухопутном фронте Севастопольской крепости, у которой толщина стен соответствовала строительным нормам, принятым в тот момент в Российской империи для долговременных оборонительных сооружений, которые должны были противостоять огню осадной артиллерии. В соответствии с ними «лицевые стены казематов делаются в 5 (1,52 м) и не более 8 (2,44 м) футов толстоты». Для сравнения, наружные стены оборонительных казарм севастопольских бастионов имели толщину всего 3,5 (1,07 м) фута. Но при этом, из-за недостаточной высоты и толщины гласиса, толстые стены башни были практически совершенно не прикрыты с поля (к тому же они были ослаблены многочисленными ружейными бойницами) и поэтому могли быть легко разрушены огнём артиллерии противника с большого расстояния. Одним из самых больших недостатков конструкции башни является устройство её сводов. По какой-то причине они были построены с опорой на лицевые стены. Подобный приём постройки покрытия казематов в сооружениях Севастопольской крепости больше нигде не встречается (везде только с опорой на поперечные стены). Данная конструкция сводов допускалась только там, где отсутствовала угроза со стороны артиллерии противника. Главным недостатком опоры сводов на лицевые стены является то, что при обрушении такой стены произойдет так же и обрушение сводов постройки, сильно увеличивающие общий объём повреждений. Толщина сводов межьярусного перекрытия Малаховой башни соответствовала наставлениям, но толщина сводов её верхнего яруса, хоть и возросла в сравнении с оборонительными казармами, но до положенных по нормам 3 (0,91м) футов (это обеспечивало защиту от попаданий бомб даже самых мощных мортир калибром до 5-пуд.), почему-то не дотягивала.

  Давя общую оценку оборонительной башне Малахова кургана, надо сказать, что из всего того большого количества задач для решения которых она собственно и была построена, башня могла только контролировать вершину кургана. Пока в ней находился русский гарнизон, нахождение противника на вершине кургана было практически не возможно. Но надёжно прикрывать участок оборонительной линии между бастионами №2 и №3, защищать Корабельную сторону Севастополя и «всем командовать в виде цитадели…», как того хотел Николай I, и планировалось при проектировании башни, она не могла. Главными причинами этого можно назвать малые размеры сооружения, слабость его вооружения и самое важное – сложный и очень сильно пересеченный рельеф местности вокруг него.

Укрепления Городской стороны к моменту высадки в Крыму союзных армий:

  Вновь построенная оборонительная башня вошла в состав укреплений оборонительной дистанции контр-адмирала Н. М. Вукотича 2 . Гарнизон башни состоял из личного состава 19-го рабочего экипажа, из чинов этого же экипажа, была набрана и большая часть прислуги орудий её батареи, а комендорами к пушкам батареи назначили матросов из флотской артиллерийской лаборатории. Интенсивные тренировки артиллеристов, укрепления начались сразу же после вступления башни в строй. Для практических упражнений прислуги, раз в недёлю проводились учебные стрельбы. Первым и единственным командиром батареи Малаховой башни был капитан морской артиллерии Лосев.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic