chief_179

Categories:

Несколько слов о действии Рионской гребной флотилии.

  Предлагаю ознакомиться с интересной статьёй из «Морского сборника» за 1856 г., о действиях, в период Крымской войны, небольшого отряда русских гребных судов против турецкого каботажного судоходства у крепости Редут-Кале. 

Устье р. Рион, современный вид:

  Перед самим материалом решил дать небольшой комментарий, разъясняющий некоторые моменты касательно Рионской флотилии. Начать надо конечно с того, что, судя по имеющимся у меня документам (к сожалению пока достаточно малочисленным), такого формирования как «Рионская гребная флотилия» официально не существовало. Под данным названием подразумевается 2-я половина команд азовских казаков Черноморской береговой линии (под командами здесь подразумеваются отдельные команды гребных судов). Вполне возможно, что термин флотилия мог употребляться в документах, но прямого приказа командования о её формировании не было. Данный случай не единичен. Например, в составе Генического отряда в 1855-56 г., действовала гребная флотилия на Сиваше. Как флотилия она проходит по массе документов, но опять же, официально флотилию ни формировали и на деле действовавшее на Сиваше формирование было просто сильно разросшимися командами азовских казаков полковника Я. Ф. Бараховича.

 В устье р. Рион (современное Риони) 2-я половина команд сосредоточилась после упразднения части центральных укреплений Черноморской береговой линии и вступления в Крымскую войну западных союзников. Общая её численность 1 июня 1854 г. составляла: штаб-офицеров - 1, обер-офицеров - 10, урядников- 7 и казаков - 167. Команды располагали 10 азовскими баркасами. Положение команды позволяло атаковать турецкую прибрежную коммуникацию, по которой каботажные суда ходили в Сухум и Редут-Кале.

 Основным судном 2-я половины команд  был 12-вёсельный азовский баркас. Эти баркасы, представляли собой небольшие, но обладающие хорошей мореходностью и вооружённые артиллерией, военные гребные суда, созданные специально для службы на Черноморской береговой линии, однако ввиду удачной конструкции служили не только там. Предназначались для перехвата кораблей контрабандистов и поддержания сообщения между укреплениями этой линии. Строились они с 1837 г. Первые серии баркасов изготовлялись в Одессе и Николаеве, а с 1845 г. их выпуск в основном сосредоточился в Редут-Кале. Для службы на них было назначено Азовское казачье Войско, откуда собственно и происходит название этих специализированных судов – «азовские баркасы». Послужили прототипом для более крупных 20-ти вёсельных баркасов, которые также строились серийно.

 Размерения: длина между перпендикулярами 33 фут. 6 дм., ширина без обшивки 8  фут., глубина интрюма 3 фут. 6 дм. Вооружались они одним 3-фунт. фальконетом, который устанавливался на носу баркаса на поворотной платформе. По морскому положению на баркасы линии отпускалось по 100 ядер и 20 картечей. 

Несколько слов о действии Рионской гребной флотилии.

 Во время последней войны, Рионскую гребную флотилию составляли 12-ти весельные баркасы, 2-й половины Азовских казачьих команд, вооруженные, каждый одним трёх-фунтовым фальконетом. По отступлении из укреплений восточного берега Черного моря, в мае месяце 1854 года, было 16-ть азовских казачьих баркасов; но при внезапном бомбардировании неприятелем Редут-Кале, шесть лодок сожжены генералом Майделем, при отступлении отряда, а 10-ть введены в Рион. В последствие ещё три баркаса, по совершенной негодности, и прослужившие штатом назначенное время, тоже по распоряжению штаба Гурийского отряда – уничтожены. Из оставшихся семи лодок, с дозволения покойного генерал-адъютанта Реада составлена была Рионская гребная флотилия, с целью прекратить сообщение турок и подвоз продовольствия по берегу моря, между Батумом и Редутом, и для наблюдения за действиями неприятелей в море у устья реки Риона.

  В составе девяти азовских казачьих команд, было к августу месяцу 1854 года 220 человек казаков при 10-ти офицерах. С прибытием начальника гребной флотилии, бараки для казаков были на острову Риона у деревни Челадиды, в 8-ми верстах от устья реки. В то же время Начальник Гурийского отряда присоединил к гребной флотилии 2 сотни Челадидской дружины, пешей Мингрельской милиции. По занятии этого пункта, немедленно сделана рекогносцировка к кр. Поти, и в то же время занято устье Риона, форпостом из двух наиболее исправных лодок; остальные баркасы, благодаря усердному содействию командовавшего Бакинскою станциею, капитана 1-го ранга А.В. Воеводского, вскоре были исправлены, вооружены и снабжены конгриевыми ракетами. Сотня Мингрельской милиции, для прикрытия действия гребной флотилии в море, со стороны Редут-Кале, была расположена форпостом у реки Набады, в 8 верстах от крепости Редут-Кале, по берегу моря.

 По изготовлении лодок к действию, только в ноябре получено было разрешение начальника отряда – прекратить сообщение турок, производившееся на лодках в море. В то же день, 18-го ноября, в день знаменитой Синопской победы, были взяты два турецких сандала (Большие турецкие лодки, длинною от 26-ти до 38-ми фут, с одним большим рейковым фоком), шедшие с почтою и продовольствием в Редут-Кале. 15 и 16 мая взяты ещё три лодки (донесение и. о. командира 2-я половины команд о взятие этих трёх судов я уже публиковал, ознакомится с ним можно здесь), и 25 и 26 мая, в виду кр. Редут-Кале, захвачены ещё две лодки. На всех семи лодках взято в плен 42 человека турок, большие связки разных казенных и частных бумаг. Допросы пленных доставили многия сведения для Гурийского отряда. Сверх того, в добычу досталось оружие, продукты и некоторые товары, всего ценностью, с турецкой монетой, на 2200 руб. сереб. Призовые деньги были разделены между казаками и частью Мингрелькой милиции, занимавшей устье Риона во время отсутствия казачьих лодок. Из этих денег 10-я часть, доставшаяся начальнику гребной флотилии, и 30-я часть, назначенная начальнику Мингрельской милиции, пожертвованы в последствии в пользу раненых в Севастополе.

  Турецкие пароходы, крейсировавшие у берегов Мингрелии, узнавши о появлении азовских баркасов на Черном море, неоднократно старались пресечь нам путь отступления, и часто ночью подходили к устью реки, но с устроенных на высоких деревьях вышек, замыслы неприятеля были всегда обнаруживаемы. Видя свою неудачу, неприятельские пароходы несколько раз подходили, с одним фрегатом на буксире, бомбардировать устье Риона. В это время баркасы скрывались в вершине лесистого островка, примыкающего в виде треугольника к устью реки, и снаряды, посылаемые по реке, пролетали над нашими головами.

  С июля месяца турецкие почтовые и грузовые лодки стали ходить осторожнее, и всегда на буксире у пароходов; от чего и прекратилась добыча казаками на море. Взамен морских набегов, казаки оставляли баркасы на Рионе с прикрытием, спешивались и присоединив к себе сотню Мингрельцев, составляли колонну в 200 человек с 4-мя станками конгревовых ракет и ходили за 16-ть вёрст к кр. Редут-Кале. Скрываясь у опушки леса, мы тревожили Турок, выходивших для рубки дров. Таким образом нам удалось 30 мая и 6 июня совершить два удачныя нападения, на поляне Меходжи, в 2-х верстах от крепости. В оба раза, неприятели, не смотря на большое прикрытие, состоявшее из регулярных войск, Низама, с толпою Баши-бузуков, были прогнаны и преследуемы, до самой крепости, оставив на месте до 20-ти человек убитых и раненых.

Вскоре в Мингрелии наступили периодические дожди; начинаясь обыкновенно в конце июня, дожди беспрерывно идут во весь август и до половины сентября. Лихорадки в это время наиболее опасны. Не только казаки, но и самые мингрельцы, подвергались жестокости климатических болезней, кончавшихся часто смертию, не смотря на должный присмотр и лечение хинной солью. В эти дни, на гребной флотилии оставались здоровыми не более 36-ти казаков по переменно. Всех же казаков к концу компании осталось только 145 человек.

 Казаки, при всей малочисленности своей, не могли ожидать подкрепления, потому, что войска Гурийского отряда расположены были на возвышенности, удаленной от берега моря и места расположения отряда гребной флотилии. Беспрестанные же рекогносцировки к Редуту необходимо было делать почти ежедневно, чтобы следить за действием неприятеля. В одну из таких рекогносцировок, с колонной не более 80-ти человек, нам удалось, 2 сентября, сжечь двухмачтовый транспортный бриг, выброшенный с провиантом под выстрелами крепости. Турки пытались стащить судно на глубину, но были прогнаны застрельщиками мингрельцами и конгевовыми ракетами из леса, и в добычу нам досталось 50 мешков неподмоченной муки.

  Вот и все, что могли сделать семь лодок Рионской гребной флотилии, при ограниченных средствах на Кавказе, вооруженных пушками малого калибра, без помощи паров и при жестокости климатических болезней.

Азовский Казак.

Г. Кутаиси, 25 мая 1856 года. 

(«Морской сборник», том XXIV (№10). С-Петербург, 1856. Смесь, Стр. 7-11).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic